Если бы этого не было, ничего бы не было. О трудности и отчаянии. И безысходности. И о вере. Нет, вот так — о Вере. Не слащавой. И сусальной. О всесокрушающей. Невыносимой. Жесткой. Особенно с Киргегардом. И тактильно — с Достоевским. Особенно — с кошмарами Толстого. Шестов думает густо. Властно. Безапелляционно. Экзистенция как симфония. Очень плотной партитурой. Для большой группы инструментов.
читать дальше






Грустно не бывает. И даже если промок. Насквозь. Уже перед стартом. Каша же будет — в финале. И даже один кусок тушенки. И чай. Почти чай. И много-много тех, кто рядом. И даже она — обогнавшая. Светлячок. И первый полу- Валеры. Две-три фразы. Глаза-в-глаза. И уже общность. И эти тягуны. О которых знаешь. И которым готовился. Не подвели. То есть сильно не подвели. И начало — в полудреме. Как бы совсем не здесь.
читать дальше















Валентина Александровна читала Ницше так, что на всю жизнь. До дрожи. До со-присутствия и до со-чувствия. До окрыленности. Особенно — про рояль. Когда уже вовсе в другом мире. Здесь больше танцующий обнаженный. Через замочную скважину. И больше интерпретации. Подвиг мысли — всегда от нездоровья. От неустроенности. Точнее — far from обывательского благолепия. От такого физиологического покоя. От сытости.
читать дальше


Имени Пушкина. Странным образом. И все же — в духе. В сердцебиении. Как у Марины Лошак в сегодняшнем интервью «Ведомостям». Это взгляд не в искусство. А от. Совсем в другую сторону. К тем, сегодняшним, кто вот сейчас пришли. Сегодня. Из сегодняшнего дня. Насколько характер «там» отражается в зрителе «здесь». И как он интерпретируется «пришельцем». В этой, например, эскурсоводше. С дредами.
читать дальше



Очень давно человек пришел в театр. Совсем еще небольшой человек. Пришел в сказку. Чтобы быть счастливым. Просто быть счастливым. Быть. Хоть эти несколько минут. Блаженства. И одиночества. Когда весь мир — для тебя. И только. И не жаль поделиться. С теми, кто влюблен и любит. Тоже. И вместе. С тобой. Когда не шаг, а поступь. Не слово, а гул. Когда вкрадчиво, а не тихо. И где все — свыше.
читать дальше