Поверженный: неотрывностью. Не обрывностью. Испепеляющим совершенством высоты. Думания. Когда невозможно иначе. Вразрез. Театром истинным. Чрезмерным: в умении. В фантазме. Фанатизма. В истовом почерке перфекционизма. Конструктивизма чистого пространства. Когда тело театра воздействует тотально. Всей назначенностью. Мощью. Болью всей и памятью. Когда воедино все. Отрегулировано. Отстроено. Как в сопряженном организме, готовом к подвигу. Когда звучит каждая жила в отклике общего.
читать дальше






Познание мира максимой. И себя. Предельностью. Ритма. Стиля. Языка. Освоение возможного. Где невозможное еще даже не мыслится. И там, постоянно там, где пограничье. Где еще нет обустроенного, привычного, уже познанного, отрефлексированного, а неизвестность. «И окунаться...» Как этот путь к вершине — в неочевидность. И обязательную недозволенность. И запрещенность. В ту тайну, что можно только смелостью и отвагой. И молодостью. Отчаянной молодостью. Где есть еще шанс исступления. Исключительности.
читать дальше













Они всегда отличны. Словом другим совсем. Далеко не бедным, но выверенным. Глазами другими. Цепкими, но испытавшими. Мудростью не настырной и не навязчивой. Отношениями другими — спина к спине. В цемент. В настоящем. И не броским настоящим. Пережитого и пройденного. Совсем еще молодого, но после пацанского. Братством своим. Негласным — на века. Не дежурным. Не согбенным. Мощным изнутри. Нерастраченным. И слабым тоже. В желании что не разрешено. Дышать взахлеб. И задыхаться.
читать дальше



Ты жил. Ох, как же трудно ты жил. Как невыносимо трудно ты жил. Беспощадно. Беззащитно. И в этих деревенских школах. С кулаками у изголовья. И все равно ты вел их за собой. Ответственностью. И сердцем. И когда покидал дом свой. Ты жил. И в окопах — честно и достойно. Буднично. Когда «в начале было дело». Тихо у тебя. Одиноко. Возвышенно. И так безрассудно. И как же здорово, что так безрассудно, Вит. Каждым днем. Что мешает мысли. И равновесию. Что камнем в братьях твоих. Ожидающих помощи.
читать дальше



Гримасой от облаков. Упоительной. Такой, когда свершается Игра. Внутри-вокруг. Гримасой безнаказанной и безответственной. От детства. Когда мчишься вскачь. И не оглядываешься по сторонам. Даже если попутчик неугоден. Когда можно смеяться навзрыд, если рядом твой. И твое. Как утро улыбчиво. Как сень, под которой не страшно. В безудержной магме ориенталистики. От природы и первозданности. Когда и телу объяснять ничего не надо. И вразумлять в чудотворении. Себя и сущего.
читать дальше