Здесь надо быть просто честным. И чистым. В языке. И в знание своем. В его высоте. И незнания тоже. И сомнения. И в атакующей обращенности. В отваге. «Как играют овраги». Надо быть глубоко и даже чаще всего безосновательно рефлексирующим, чтобы противостоять громаде. Мраку. Стойбищу. Когда страшно. Страшно умопомрачительно. Когда каменеет душа. Когда все против жизни. Но выдвигаться надо. И защищать. Отменным и безукоризненным стилем и отношением отменным. Это как дуэль на рапирах. В белоснежных колготках. И в белых перчатках.
читать дальше









Когда камертон — это очень верно. На сцене. И в душе. Когда интеллектом и неравнодушием. Стройно и выверенно. Гармонично. Смело. Талантливо. Но чуть более скупым колоколом. Более вкрадчивым. Осторожным. Как в начале. В первой части. И более взрывным контрапунктом — по смене ритма и мизансцен. Здесь надо не нарушать, а пульсировать. Хоть иногда. Взрываться. Пространством хотя бы. Без этих чуть... первый акт идеален. В соотношении ансамбля и героя. Сценического бытия и авторов — Фоменко и Пушкина. И уже «здесь и сейчас» — Цыганова.
читать дальше













Что делать, если он один, по сути один, и тащит на себе целое поколение. И нутром своим. И честностью. Честью и профессионализмом. Вот таким истинным профессионализмом. Когда отношение к характеру — самое главное. То есть по сути — это школа. Академия технологии — как актер работает с образом. Как происходит этот процесс вживления, когда как в «Дон Жуане» тебя просто бьет наотмашь каждый жест и каждое слово, и даже несказанное. И как здесь выявляется Сергей Владимирович. Вот последние ответы на вопросы из зала той памятной встречи в Останкино...
читать дальше



Он всегда был сильным. И всегда нес людям и миру добро. Он жил ради людей. Его называли и продолжают называть патриархом телевидения, непререкаемым авторитетом, настоящим лидером. Он один из самых титулованных в мире ученых в области телекоммуникаций. Гений его таланта сравнивают с Архимедом и Леонардо да Винчи. Совершенно современный человек. И человек будущего. Марк Кривошеев. Наш дорогой и любимый Марк Иосифович. Сегодня мы отмечаем Ваше столетие. Это Ваш и это наш день. И мы счастливы, что проведем его вместе.

читать дальше



Даже за одну триоль в блаженном созвучии тел и дыханий вовсе не из сознания рожденной гармонии в обретенном плетении сосуществования в одной обволакивающей и лишь миг длящейся мизансцене — счастье. Тот симультанный образ, за коим вечность. И смыслы все. Как и в рваном изыске композиции — во взрывах и сменах темпо-обретения, когда нет привыкания и нет зависания. В пульсации драматургии — ни шаг за шагом, а взлет и неуспокоенность. Лишь время не щадит. В одеждах, прежде всего. Там другим тканям место.
читать дальше