...И не про картину мира даже, в человеке внутри бурлит и болит, и он разговаривает сам с собой, непрерывно разговаривает, и вот так ведет диалог с миром и с самим собой, так обороняется, так ненавидит и даже так любит, он видит таким небо и так напоняется его брюхо, и душа так летает, и так он бренчит кандалами, и дышит так тяжело и порой вовсе не дышит, и так он видит сны и снится другим, это мир человека и это его бытие, и размышления, и капризы, и сладострастия...
читать дальше








И в нашей школе такое бывает тоже. Оказывается. Такое может быть. И такое возможно. Оказывается. Чтобы ненавистью палящей. Даже не по конкурентам. По врагам. По «колонне пятой». Ярлыки — на всех. По тем, кто уже даже не шелохнется. Чтобы так беспощадно, под аккомпонемент Музыки. О совершенно Ином. И когда собственный сын — за роялем. Но поступью монолитной и стальной. Несгибаемой. Беспощадной. По почкам. Металлическим ритмом. В набат, но не в колокол. Тем более — не в колокольчик.
читать дальше













Штормило. И накануне — особенно. И психологически больше. Организм, он всегда сам. И голова сама. В предчувствие большого. И неизведанного, хоть и не в первый раз. Но каждый раз как Новь. И только, когда энергия стартового цунами уже рядом, вот-осязаемая волна от человеческой воли и устремленности, забывается о дрожи. Есть Волга и есть старт. И город от Бога. Вот уж где купола вровень с сердцем. И где улицы как кровотоки. И люди даже как люди.
читать дальше



Увидеть, Восхититься, Познать. Чтобы потом пойти дальше. И вверх. Сознанием, телом, душой. Если мы так одарены (Матиас Хейманн Mathias Heymann, Николя Ле Риш Nicolas Le Riche), зачем же пользовать нас в том, что давно требует модернизации. И большей динамики. И откровенности большей. И других стандартов. И измерений других. Мы совсем иначе мыслим пространство, и в нужности топономики и географии давно уже очень сомневаемся. В иллюстративности...

читать дальше



Максимальная степень протяженности, когда соотнесенность времени и героя. И его внутреннего движения — с размерностью и стройностью окружающего мира. Когда композиционно богато и сложно. Но не случайно ни разу. Во имя смысла сложно. И не банально. Скрупулезное и изысканное освоение документального пространства - не иллюстративного, тождественного. Когда думания и переживания — в колыбели предсуществования. Мета-высказывания.
читать дальше