Если бы во втором акте так же виртуозно как Гийом Гальенн (Guillaume Gallienne) в акте первом, когда драматургия — от персонажа. И его силой. И влиянием. И волением его. И когда так дышала интонация — безупречно изобретательно и разяще. Своим порядком, своими законами и изгибами, она была звучащая в себе самой, от партнера. От коловращения. От Франции. От французского. Фантазийного. Это нет, нет и нет, Мария, ни «чем дальше от себя тем лучше», ни в этом суть щукинской школы, а когда через тебя и тобой — Он. Вот такой как у Гийома.
читать дальше







Есть сердце человеческое. И оно вот так любит. Так красиво любит. Истово. Пламенно. И так сражается. И живет. Так негодует и так стесняется. Оно непослушное сердце и его не обманешь. Оно глазами льется. И бунтует. Оно преданное это сердце. И такое абсолютно беззащитное. Крылатое сердце. Рваное. И юное еще. Неокрепшее, но самозабвенное. Кровоточащее. Оно рефлексирующее это сердце. Застенчивое и бескорыстное. Смиренное. Негодующее. Сердце отважное и чистое. Незамутненное. Раненое. Оно над всем и со всеми. Нравственное сердце. Скромное.
читать дальше













Когда цеплять сознанием трудно. К сожалению. Связывать. Приручать. Когда не удается химией. И биохимией. Нейро-аккомодацией. При всей внутренней стройности. Казалось бы. И доказательностью. Обстоятельностью проповедника. Наверное. Рикер же, он настолько членораздельный, системный, что даже чрезмерно. И хорошо. И эти соотнесенности греют. И особенно трех-полярное созвучие Фрейда, герменевтики и теологии. Хотелось бы особо и крепко схватить историю Отца. Там и на уровне мифа, и обдуманной религии. А еще и веры.
читать дальше



Потом будет дождь. Потом. А сейчас пусть будет солнечно. И даже жарко. Пусть будет. И иногда в тени. И впервые на Остоженке. С морем воды. С нескончаемым потоком. С живительной влагой. И даже с апельсинами. До корки. Без заискиваний. И даже грубовато. На пит-стопах. Когда не характер — раздражение. И слабость когда. Да Бог с ними, с геликами. Вот движется толпа. Не толпа — пелотон. И движется. И почти уже в равном темпе. Рядом. Не надо жать. И не будем.

читать дальше



Каким штилем. И стилом каким. Без клякс. Без помарок. Без кривоточий. Уникальным языком. И дискурсом. Осмысленной речью. Внятной. Изысканной. Экспрессивной. Виртуозной лексикой и точечной акупунктурой. Многосложной. Когда нет пропущенных запятых. И кавычек. И когда самая прелесть — в пунктуации. Во вздохе. И в задержке дыхания. В фатальной плотности. На грани и за. В собранности. В фокусе. В скрупулезности. В обостренном существование. И сосуществовании. В интегральном исчислении соотнесенности.
читать дальше