Так Гюго захотелось. Очиститься ароматом не нынешних страниц. Терпкостью. Чтобы понять, что и Лоран бы сегодня читал все по-другому. И дышал бы по-другому — в крое. И тем более, Пети. Судя по тому, как он индивидуально мыслил. И слышал. Как вытанцовывал характер. В обрамлении. И контрапунктом. Даже в неизбежности классического очевидного. Другими ритмами — временем. Собой внутренним. И зачем тогда опять в музей — ныне? Вот чтобы что?! Когда есть завораживающий Бюльон.
читать дальше








Это высшая ипостась ученичества. И уже мастерства. Когда так последовательно, так вдумчиво, так трепетно и так бережно по отношению к автору. И через постижение сути его - к толкованию. И к выражению. К исполнению. Через шторки живой свето-тени и коридоры монтажа (что крадучись планами), через изумительную точность и графику панорамы, через скрупулезность границ и фантомы безграничья, через изумительно-пытливую фокусировку внимания, через лаконичность...
читать дальше













Когда работает Театр. Современным языком. Изумительно-фантазийным. Правильно и искрометно найденным. Гармоничной матрицей. В интеллектуальном поиске и в решении. Когда неравнодушием. В каждой интонации и мизансцене. С пристальным интересом и вдохновением. С разряженным пространством. Мысли и образа. С буквальным и виртуозным прочтением характеров. И их взаимосвязей. С тончайшей нюансировкой голосоведения. Когда актер достигает личности.
читать дальше



Когда думаем о Другом, обмысливаем его, разговариваем, живем и внутренне не отпускаем, становимся Другим. Это очень важный внутренний сценарный и человеческий ход. Собирательный портрет. Через глаза и думы наших современников понять и проникнуть в мир Лобачевского. И каждый из них: и напористый, пружинистый, собранный, цельный ректор, и русский профессор, преподающий иностранным студентам, и такой совсем не героический биограф...

читать дальше



Трудись и молись. Молись и трудись. Во имя грядущего. Как матрос, столяр, строитель. Как зубной врач. Неустанным трудом. Над указами и текстами. И в бой вместе с солдатами. В самую гущу. И в самое пекло. Энергией и волей нечеловеческой. С этой одержимостью. Отвагой. Непримиримостью. Во имя государства, не личного блага. И не личного комфорта. И уж тем более, не личного обогащения. Конечно, это уникальная личность и уникальная школа личности.
читать дальше