Если для Вас это важно, поддержите

Танец

Описание общего форума

Re: Танец

Сообщение admin 30 минут назад

Гала звезд балета Ла Скала / Gala des Etoiles Teatro alla Scala. Orchestra of the Teatro alla Scala. Conductor David Coleman. Teatro La Scala, Milano 10.30.2015. Светлана Захарова, Roberto Bolle, Massimo Murru, Nicoletta Manni, Claudio Coviello, Mick Zeni, Мария Эйхвальд, Melissa Hamilton, Lucia Lacarra, Полина Семионова, Алина Сомова, Мария Виноградова, Marlon Dino, Леонид Сарафанов, Иван Васильев.

Досадно. Конечно, можно строить дорические колонны. И строение под именем Хеопса рвануть тоже можно. Можно воссоздать храм Артемиды. Много что было в этой жизни. Но, может быть, искусство о том, что еще не было. Зачем эта музейность, и даже мы не говорим про заученные веками па. Почему внутренне эта статика. И даже вне - в мускулистых, статичных фигурах танцоров, и изощренная худоба балерин. Почему мы не думаем. И уже в 21 веке так напыщенно красуемся на поклонах. Почему так много доморощенной фальши и претенциозности. И даже когда якобы пытаемся быть современными при поддержке глупых спецэффектов, а все равно - пластмасса. И вот разве можно после Борна по-прежнему так уморительно играть в Проофьева и в Ромео с Джульеттой. И в Петипа. И русских много. Неужели мы так не готовы к новому. В отсутствие свободы. И лишь Полина Семионова не дает усомниться в желании Быть. Своей неправильностью. Угловатостью. И совсем не жадностью игры в совершенство. Здесь другое. Оно чувствуется. Когда нет желания врать. Зачем-то рукоплещущей публике. Неужели она ждет лишь привычки даже от современного сознания. И от современной, богом творимой женственности. И от мужского тоже. Или вернее так - от природы человеческой. От ее возможностей. И ее размышлений. В век, когда человечности становится еще труднее. Выдержать, а тем более летать. Здесь уже совсем другими горизонтами Акрам Хан. И то, что творилось в еврейской истории. Почти накануне. Каким странным образом в европейской культуре уживаются вместе безграмотная и кондовая тяга к монументальной и тотальной скульптурности с еще только разминаемой в ладонях глиной. В предощущении непознанного. Нового.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 14 сен 2020, 19:00

Балет "Превращение" (The Metamorphosis) по одноименной новелле Франца Кафки («Die Verwandlung»). Постановка Театра-студии Линбери в Королевском оперном театре (Royal Opera House). Постановка и хореография: Артур Пита (Arthur Pita). Музыка: Фрэнк Мун (Frank Moon). Дирижер: Марк Альбрехт (Marc Albrecht). Художественное оформление: Саймон Доу (Simon Daw). Лондон, 2011 год. Премия Sky Arts South Arts Award, Эдвард Уотсон (Edward Watson) получил премию Оливье за выдающиеся достижения в танце за свою роль.

Всю жизнь человек ведет диалог со своим телом. Всю жизнь. Бескомпромиссный диалог. Безжалостный. И это не балет. Это гораздо больше чем балет. Больше чем танец. Настолько, что можно говорить об уникальном, феноменальном явлении. Или точнее так - о Явлении (с буквы большой, если не заглавной). Да, то, что созидает и как живет Уотсон - это за гранью. Или так - гениально. Когда все (мышцы, кожа, глаза, сердце) - Актер. Единосущее. Как совершенная ипостась. И даже если бы это было соло, с ума сойти можно. Но есть самое главное - Пита. Сознание режиссера. Как мыслителя. И высочайшего класса психолога. И человековеда. Посмотрите как существует Отец. Газета. Взгляд. Стол. Дщерь. Что такое Женщина. И мать. Боль. Стать. Гимнастика. Яблоко. Дочь во взимотношении. И в выраженности. Продавщица. Кондуктор. Коллега. Смотрите. что такое эпизод с евреями. И контрапункт - в соседней комнате. Как сызнова прочитываются простые морфологемы "распахнутое окно", вывалялся в грязи". Это вообще чудотворно как прочитан выход из стреноженности в искаженность. И отношения к этой искаженности. Потрясающая уборщица. Это так завораживает - абсолютное несоответствие понимания. Здесь так много внятности. И плодотворности - во всем. Два пространства и переход. Грандиозная сцена с матерью - объяснение. Единственное в жизни, быть может. И он не играет физиологию. Как все сущее в нем противостоит. Будь и ты черна - фигуры. Стекающие. И так постановлено, что и черное на белом живописует. В гармонии и сопровождении живого света. Это не балет, потому что актеры живут по-другому. Драматическим так не снится. За сердце берет. Мы говорим о грандиозной работе. Внутренней. Технической. Но все во имя. И все во благо. И еще - как много здесь Кафки. Человека о Человеке. И об искусственной среде. Вокруг. Вот когда изнутри моделируется человек. Причем, очень современным, динамичным, пытливым мышлением. И смелым - самое главное. Отчаянно смелым. В неизведанное. И совсем точно - как несвобода преобразует и уничтожает человека. Здесь очень много мыслей. И поступка здесь много. И еще раз Уотсон - это уважение. Огромное уважение. За то, что и как делает Артист. Фантастика. И режиссер, за эту идею черной канализации в тоталитарном, закрытом, трафаретном пространстве. Как огранизм и сознание ищут все равно выход из закрытости. И запрета. Вот такие страшные выходы. И там глоток воздуха как выход. Но уже в смерти. И особо - звуковая, речевая палитра спектакля. И это достойно учебников. Чтобы вот так скрупулезно изучать это огромное Событие в мире Театра. Исключительное. Блестящее. И с большой заботой. И думой. В пять плюс.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 10 сен 2020, 06:24

Балет “Wings of Wax” (“Восковые крылья”). Concept and choreography Jiří Kylián (Иржи Килиан). Nederlands Dans Theater. Music: Heinrich Ignas Franz Biber - Passcaglia for solo violin (+/- 1674), John Cage – Prelude for Meditation for prepared piano (1946/48), Philip Glass – Movement III from String Quartet No.5 (1991), Johann Sebastian Bach – Variation No.25, Adagio, in G minor from “Goldberg Variations" (1742).
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 07 сен 2020, 18:57

В золотой час (Within the Golden Hour). Схема полёта / Flight Pattern). Choreography Christopher Wheeldon, Music Ezio Bosso and Antonio Vivaldi, Costume designer Jasper Conran Lighting designer Peter Mumford. Performers: Conductor Jonathan Lo, Principals Beatriz Stix-Brunell, Francesca Hayward, Sarah Lamb, Vadim Muntagirov, Valentino Zucchetti, Alexander Campbell. Dancers Hannah Grennell, Fumi Kaneko, Mayara Magri, Anna Rose O'Sullivan, Luca Acri, David Donnelly, Téo Dubreuil, Calvin Richardson. Concert master Vasko Vassilev, Orchestra, Orchestra of the Royal Opera House. 2019 год.

Contemporary - от природы. И от неправильности. Раскачивающихся ветвей деревьев. И с правом на укоризну. Чуть с вывертом. И штрих-скольжением. Или здесь вот я. Или растворившись. В небесном предназначении. Как Francesca Hayward. Вот так телом слушают мир. И вслушиваются в него. Очаровываясь. И только не собой. А предназначением. Где партнер - только партнер, а хореограф - кормчий. Когда просто по волнам. Такой несбыточности. И отрешенности. Божественной красоты безгрудого тела. Или почти его отсутствия. В совершенстве. Такой выучкой. Почти врожденной. Есть или я картина, или я рама для мира. Всей своей небесной сутью. И тождеством. Почти откровением. Это "В золотой час" и искус божественных оболочек, обрамленных изумительностью Jasper Conran.

Медуза (Medusa). Acclaimed contemporary choreographer Sidi Larbi Cherkaoui creates his first work for The Royal Ballet. Credits Choreography Sidi Larbi Cherkaoui. Music Henry Purcell. Electronic music Olga Wojciechowska. Costume director Olivia Pomp. Lighting designer Adam Silverman. Set concept and design Sidi Larbi Cherkaoui and ROH Production. Associate choreographer Jason Kittelberger. Performers Conductor Andrew Griffiths. Principal Natalia Osipova. Athena Olivia Cowley. Perseus Matthew Ball. Poseidon Ryoichi Hirano. Priestesses Mica Bradbury Annette Buvoli Hannah Grennell Isabel Lubach Julia Roscoe Soldiers Lukas Bjørneboe Brændsrød Harry Churches Leo Dixon Benjamin Ella Joshua Junker Paul Kay Francisco Serrano Joseph Sissens. Concert Master Vasko Vassilev. Orchestra of the Royal Opera House.

Когда во втором ряду. Во время поклонов. Ритуальных. И драматургически выверенных. Только здесь возможно что-то приоткроется. Всамделешное. Или сохранится масочный режим. Реверансный. Вот Isabel Lubach или Julia Roscoe. Глаза и еще раз глаза. Перед рядом первым. Глаза юности и, может быть, будущего. В иерархии. И перед сейчас той единственной. Натальей Осиповой. Где все верно и все предельно. И даже перекрывая (что уж вовсе невозможно) Мэтью Болла. Уж эмоциональностью-то точно. И надо уже восхищаться. Тем более, что и правда - безукоризненно. Но в этой чрезмерности вдруг захотелось отстраненности. И недоступности. И большего изыска. В игре. И исполнительстве. Так ли уж нам важна чувственность. Или скорее ее виртуозная апликатура. Потому что русская? Чтобы больше в зрителя, а не в вечность. Больше прозрачности, а не усилия. Здесь во многом и женское в хореографии. Когда женским о женском. В кубе.

Схема полёта (Flight Pattern). Choreography Crystal Pite. Music Henryk Mikołaj Górecki. Set designer Jay Gower Taylor. Costume designer Nancy Bryant. Lighting designer Tom Visser.

Неукротимость. Внутренней работы и борьбы. Неугомонности. Страдания. Сопричастности. Пульсирующая лава бытия. Раскаленного. И огнедышащего. Когда вместе - о каждом. Когда боль как состояние. Как неутомимость. Как жажда. Как можно так вдохновить. Так объединить замыслом. И сутью. Когда дышат сердца - одномоментно. В секунды затишья. И ожидания. И молитвы. О, неприкаянность. Неустроенность. Заброшенность. Вечные странники и небожители. С разрывом. И надрывом. Так глубоко и одиноко. Так особенно. Так высоко. И желанно. Когда всем языком. И всей сутью. Когда вот рядом - другой. И он тоже - ввысь. Как отчаянные символы неродившегося. И погибшего. Какой долгий и страшный Путь. Как неустанна Дорога. Как одинок и слаб Человек. Как много мира - вокруг. И внутри. И отчаянная жертвенность. Как необходимости искупления. И воскрешения. Неустанного боготворения. И горя неустанного. Не упокоимся. С миром. Во веки. Веков.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 10 авг 2020, 09:32

Спектакль "Мэтью Борн: Ромео и Джульетта" (Romeo and Juliet). Музыка Сергея Прокофьева. Хореограф и режиссер - Мэтью Борн (Matthew Bourne). Сценограф, художник-постановщик - Лез Бразерстоун (Lez Brotherston). США, 2019 год.

Такой вот новый, совсем сегодняшний "Билли Эллиот" - как ипостась. Повзрослевший. Научившийся многому. Но по-прежнему небесно-отчаянный и светлый ребенок. Потому что есть то, что не сыграешь никогда. Природу эту не сыграть. Особость в мире. Абсолютную незащищенность. И распахнутость. Ранимость нечеловеческую. Когда все - только нерв. Он и любит так. До опрокидывания. Даже глаз. Внутрь. Такое забытье в любви. Когда, может быть, только единственный раз. И последний. И когда у Маэстро главное в том, что театр - это искусство молодых. Очень молодых. Совсем юных. Этот такой родной Пэрис Фитцпатрик (Paris Fitzpatrick). И уж насколько сам Мэтью безудержно и профессионально очарован Корделией Брэйсвейт (Cordelia Braithwaite), она уже чуть, буквально на ступеньку старше, и, вот чудо, уходит... что-то уже непоправимо затерается. Когда приходится выигрывать. Чуть подменять. И чуть исполнять. Не дотягиваясь до себя. Еще вчерашней. Но парные сцены - на разрыв. Конечно, это даже не по мотивам. То есть, природа конфликта совсем другая. И противостояния. Здесь больше физиологического. Но тоже табу. И тоже система запретов. И комплексов. И страхов. И очень болезненных. И образа мира - больше. И много раненого внутри. И отчаянного. Но держим общий ритм. В общем рисунке. И кажется, что Сергей Сергеевич отзывается совсем по-новому. И даже благоволит. Изумительные акценты, как может только Борн. И смелость, безудержная смелость не-традиции. Это тоже очень важно. Читать и читать. Широко распахнутыми глазами. В бога. В душу. В профессию. Читать и плакать.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 02 авг 2020, 14:49

"THE SLEEPING BEAUTY". THE ROYAL BALLET. CHOREOGRAPHY MARIUS PETIPA. ADDITIONAL CHOREOGRAPHY FREDERICK ASHTON, ANTHONY DOWELL, CHRISTOPHER WHEELDON. MUSIC PYOTR IL’YICH TCHAIKOVSKY. SCENARIO IVAN VSEVOLOZHSKY. CONDUCTOR SIMON HEWETT. ORCHESTRA OF THE ROYAL OPERA HOUSE. CONCERT MASTER SERGEY LEVITIN. THURSDAY 16 JANUARY 2020, 7.15PM

Почему же это так важно - даже не традиция, а архаика. Как будто играем чайку в мизансценах к.с. Зачем вдувать воздух в уже порядком потасканные мехи. Что в этой погоне за незыблемостью. За ритальной белой колонной с внутренним мрамором. Разрисованным задником. И ритуальным реверансом. И манерной рисовкой якобы диалогов. И велеречивостью массовки... И язык сегодня другой. И дыхание. И поступь. И выраженность совсем иная. Даже чувственность. И простота. И натиск. И артист умчался вперед - и как человек, и как профессионал. И зритель. И мир. Или это особый флер - большая Игра в Нечто. Где правила неизменны. Как в шахматах. Еще на подступах к. И азарт лишь в точности воспроизведения... Или тени важнее присутствия. И в быстро-крылом затихающем тремоло пуантов - отзвук Иного. И в неизменности намыленно-несмываемых улыбок - маски былой изысканности. Возможного сна. Почему это так необходимо - неразмытость и четкая дисциплина рамок. Неизбывный ритуал расписанного по буквам церемониала. Какой смысл в этой педантичной и неукротимой повторяемости. Какой свет. Радуга - какая. И только Бонелли (FEDERICO BONELLI) как будто плюс задумчивостью, чуть отстраненностью, чуткой странностью, новым неотрепетированным отношением, чуть большим личностным... вдруг кренит идеально выстроенную конструкцию совершенного замысла общего. И желанным дуновением над. Вихрем ненадуманного. И не выученного наизусть. Пронзает и лихорадит. Как будто у сказки может быть совсем другой финал - истинная и вожделенная реальность.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 18 июл 2020, 17:28

"Standby" (Paul Lightfoot). Музыка Кнудоге Рийсагера. "She Remembers" (Sol León). Музыка Георга Фридриха Генделя и Макса Рихтера. Nederlands Dans Theater (NDT), Июль, 2020.

Когда от сочиненного - пусто. Когда от состояния - восторг. И где это состояние - внутри хореографа. А потом исполнителя. И где эта математика. Телесная фигура речи. И язык, возникающий уже даже эмоционально в проговаривании. В жизненно важном проговаривания. Это впервые так в балете. Чтобы так проживать. Когда лицо и глаза. При изумительной базе. И таком бережном отношении к оголенному пространству. И партнеру. С такой дисциплиной и взаимопониманием. Когда очень много вложено в головы и в понимание. В осознание. И совсем не так уж важен замысел дистанцирования. Хотя это - когда важно все. Аккуратно и все время новым - в кружевах. И разворотах. Тайнописью тела. Когда тело не речью, а языком. В казалось бы случайном. И вот сейчас рожденном. И как отточенно-грациозно светом. Не только границы, но и необходимости. Современно не в стиле, а в самостоятельности освоения. Где каждый личность - молодостью. И отвагой. Не сомнения. Такие партитуры - из переживания и воздуха. И внутренней обязательности высказывания. Не историей. А содержанием жизни. То, что отражается. В высших сферах телесного опредмечивания. Эстетство высшей пробы. Когда нет зрителя. И другой мир. Уже другой. Совсем. И внутри - сонмище оттенков. И разрешений. Нового. Когда влечет больше чем танец. Когда философия. И феноменология неизведанного. Думание. В том, что так пружинит. И не таясь выявляет. И не отпускает.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 05 июл 2020, 19:36

Балет Сан-Франциско (SF Ballet). OPENING NIGHT GALA, 2020. Дирижер – Мартин Веcт (Martin West).

Как из музыки. Из нутра. Всею сутью. Когда иначе нельзя, и только гениально. И даже не из мрамора. Когда читает Даниэль Роу (Danielle Rowe). Здесь же есть этот неведомый излом. Вот это пророчество в пластике. Когда надо доигрывать болью. Физической внутреннюю. Доставать ее. Провоцировать. И даже не выражать, а искушать ее (Pixie – простая в использовании программа для определения цвета пикселя под курсором мыши). Dores André сливается с Nina Simone, и даже не сутью. Страданием воочию. И через стояние в выдержке. И слияние здесь божественно. Вне архаики. И пошловатого прошлого. Пирамидной хореографии. Как вдруг необыкновенной свежестью - Сергей Васильевич. И Посохов - изумительной неправильностью. С Йуан-Йуан Тан (Yuan Yuan Tan) - из Поднебесной в Поднебесье. Вот уж - не ищите. И не узнавайте. И обрящите. Когда так не расстрачено. И "единственная новость". И когда наднациональная идея. Неизлечимыми запятыми телесных интегралов. И мировой души. И вот это божественно. Как спиной. В проходке. Из колоколов. И как смогли после Шекспира. Изумительным рисунком - классической школы и современного сознания. 05:49. Композиторы - Ivan Pavlov and Annie Bandez. Майлс Тэтчер (Myles Thatcher) - от воздуха и отчаяния можно сойти с ума. CASTING - Саша де ла Сола (Sasha De Sola) - от таких с ума и сходят. Навсегда и бесповоротно. И безоглядно. А квалификацию повышала в Кировской Академии - на полную стипендию!!! А Benjamin Freemantle - завораживающая неуклюжесть, где правильностью и не пахнет. Но такой аромат чудесного партнерства. И настолько редчайшей обаятельнейшей мужественности. И влюбленности. Истинной. Неказистой. Неумелой. Все рождается из ошибки. Не из правила. Там, где достигает своей цели свобода. На перепутье. И совсем не в канве изученного. И пройденного. Путь продолжается. Своей линией. Здесь как бог научил слушать. И терпеть.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 29 июн 2020, 09:43

Балет «Работы Вульф» (McGregor's Woolf Works). Постановка The Royal Ballet. Музыка Макса Рихтера (Max Richter). Direction and choreography Wayne McGregor (Уэйн МакГрегор). Designers - Ciguë, We Not I and Wayne McGregor, Costume designer - Moritz Junge, Lighting designer - Lucy Carter, Film designer - Ravi Deepres, Sound designer - Chris Ekers, Make-up designer - Kabuki, Dramaturg - Uzma Hameed. Премьера - 2015 год. Еhe Critics’ Circle Award for Best Classical Choreography and the Olivier Award for Best New Dance Production.

Упоительно. Иначе - никак. Когда о судьбе. И прошлом. С таким прощальным поцелуем. И внутренним достоинством. Это больше чем мир. И больше чем любовь. В стенах где история. И мечта. Alessandra Ferri - в рамках. И по-королеввски венценосна. Обласканнная собственной исключительностью. И невероятной кантиленой. Изумительной линии. И сладостной вариативности. Так МакГрегор питает и осваивает пространство. Изнутри Женщины. Взгляд с облаков. Воздушной и неприкасаемой плоти. Какая изумительная школа. И выучка. Тело - как божественность. В обрамлении музыкального пиршества. Чувственности. Силы. Неотвратимости. Когда новое поколение - вот. И богиня - над. Шаг за шагом. В тревоге и благодарности воспоминания. Безупречным слогом. Сценическим и внутренним. Передавая традицию. В откровении нового. Неизбежности.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 24 июн 2020, 10:26

Документальный фильм «Акрам Хан: Родом из Карри Хауса» (The Curry House Kid). Продюссер: Поппи Бегум. Режиссер: Ник Пойнц. Великобритания, 2019 год.

Глаза. Очень важно здесь. И ощущение телом пространства. Он, действительно, мессия. Потому что думает. И главное - сострадает. Он кожей ощущает этот воздух. И эту боль. И этих людей. Он безмерно любит их. И их выражает. Он знает этот аромат. Он живет в нем. И он его не соскабливает. Он бежал его. Но вот это возвращение. И особенно - отец. И очень мало и точно - об Аллахе. Об ответственности. И Благословении. Танцевать. Конечно, все из прошлого. И силы все. И питательная среда. И ощущение себя. И путь к себе. Но вот разговор с этими девочками. И с парнем. И это все равно о будущем. Тяжесть прошлого. Пережить. Переработать внутри. И двинуться дальше. Очень трудный путь. Но потому он и лидер, что на острие. Не просто хореографией. А пронзительностью. Не из себя. А из судьбы. Из народа. Из глаз тех, кто рядом. И кого уже нет. Очень по-взрослому. Это ощущение мягкой силы. И назначенности. Не обузы, но ноши. Не волоком, но в гору. Исключительность проживания внутри себя. И стол. И нарисованное на лысине. И горечь. Бесконечная горечь. За тех, кто не может. И гордость за избранных. Не подчиненных. Не сломленных. За тех богов, что хранили. За тех, что сберегли. Он очень слушает мир. Очень внимает. Эта обостренность и есть богоизбранность. И ничего больше. Кроме простоты. И сверх-чуткости. Человека. Творца.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 18 июн 2020, 20:00

Song of the Earth/La Sylphide. Gustav Mahler’s music. Kenneth MacMillan’s choreography. English National Ballet London Coliseum. 2018 year.

Если синхронизация, в чем смысл. Если все равно вырывается индивидуальность. Талантом или степенью. Почему большая женщина на сцене. И мы ее не видим. Как артисты. Почему мы не слышим ее. И не осязаем. Почему между нами посредник. Почему он прочитал, а мы только исполнители. Почему он интерпретатор и автор, а мы труженики. И где состояние. Как тогда отзывается лично в нас. И почему прав Мартынов. Когда музыка рождает и порождает. Мной. И только мной звучит. Моим телом. В соотнесенности со всем, что в мире. И со зрителем тоже. И не только в финале. Почему большая женщина в стороне. С уникальным голосом, но женщина. И я ее не осязаю. Почему большая женщина остранена, и как бы стесняется, и как бы в стороне, в уголочке. И кто тогда кого слушает. Почему тогда она не от движения. И кто тогда от воздуха. И от тишины. И кто тогда от смысла. Или у артиста нет сознания. И нет стойкости. И нет образования. И интеллекта. И нет пути в неизведанное. И без инструментария готового, а телом. И только телом. Его исключительностью. Совершенной, здесь лондонский балет - вне сомнений. И сама грация и совершенство - вопиит внутри. Но почему так скудно. И отчего тогда Малер. И там еще текст. И еще смыслы там. И в результате - вот эта страшная разрозненность. И отчужденность. И даже здесь. И невидимость общего. И большая женщина должна быть не только источником голоса. И еще оркестр. И зритель. И ведь только как должное - из зала. Только как экзерсис. И опять иерархия. Этот страшный рудимент, как устаревшая форма существования. А на пустой сцене. И не пустым. Как же могло получиться. Мы и музыку не услышали нашим ухом. И ее магнетизма. И нюансировки. У нас есть сглаженность выучки. Статичность алфавита. И, все-таки, прямолинейность. Без дорического и ъ. И это только от головы. Нам страшно. Перед неизвестностью. И если выходит исполнитель и исполнители, они обязательно соотносятся. И все на все влияет. И тогда множественность как разность. Как видимая и осязаемая разность. И несоответствие. И это школа. И профессия. Услышать, чтобы объять. Чтобы соединить. Лучезарные и тонкие нити. Внутренних импульсов. Но это если внутри Малер. И еще стихи китайских поэтов эпохи Тан. И язык. Немецкий. И тело. И душа. И еще Дух. Что еще тревожнее. Здесь мало остается для допропорядочного балета. Для респектабельного истеблишмента. Здесь другие силы. И другим языком. Если все это осязать. Внутри. Провоцировать. И будить. Исполнителю. Не хореографу. Ис-полнителю.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 13 июн 2020, 21:06

"Chroma, Grace, Takademe, Revelations". Хореографы: Wayne McGregor, Ronald K. Brown, Robert Battle. Музыка: The White Stripes, Duke Ellington, Roy Davis, Fela Kuti. Alvin Ailey American Dance Theater’s production. Lincoln Center. 2015 год.

Вот эта предельная мягкость. Кошачья. Когда вовсе не видно швов. Когда с землей как с небом. Ритуальной грацией. И обаянием. Их не надо приручать. Им должно оставить костер. И их закаты. И просто возможность быть красивыми. И черными. Чтобы двигать воздух. И когда воздух - опора. И ритм-ритм-ритм. Музыкальность, когда только не надо границ. Телу и ощущению. Вот этому драйву. Но цветом. И светом. Когда о чем-то своем. Но обязательно при зрителе, хоре - вокруг. И очень контрапункт как протяженность. Как замедление. Как всегдашняя готовность к прыжку. Чуть вдыхая. Без стыда. Без. Как будто жертвенно. И отрешенно. Уносясь в другие миры. И так умея остановиться. Здесь во всем Grace - счастье. Милость как жизнь. Как дар. Как благодарность. И много характера. В каждом. Здесь очень не дисциплинированно, но свято. Без страховки. С достоинством. Так как не может другой. Как дети. Когда нет школы, но есть природа. В совершенстве. Когда почти нет пола - летим. Пластика не работы. Служения. Когда свои боги. И боги реальные. Чтобы так воспитать тело. При мужском. И женское в мужском. Там совсем другой мир. И другие глаза. Так тягуче и непринужденно. Но так ответственно. Вот пусть это черное блаженство. И эта не крикливость. И не застенчивость. Эта текучесть и сила. И невероятность экспрессии. Души и тела. Этот страстный и телесный соул. Пусть длится мир другой. В своей самостоятельности. В своем трагизме. В своем поцелуе. И соитии. Извечном. Между небом. И землей. Переступим. Потопчемся. Горделиво уйдем. Не прощаясь.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 12 июн 2020, 19:35

Спектакль "Ромео и Джульетта" (Romeo and Juliet). Хореография – Кеннет МакМиллан (Kenneth MacMillan). Музыка Серогея Прокофьева. Дирижер - Павел Сорокин. Первая скрипка - Сергей Левитин. Designer - Nicholas Georgiadis. Lighting designer - John B. Read. Performed by The Royal Ballet. телевизионная версия Майкла Нанна и Уильяма Тревитта. Премьера возобновленного спектакля - 2015 год.

Насколько сильна эта колея. Но мы же не строим пирамиды. Другой отзвук. И другая культура. Даже Прокофьев - нет. Нет трагедии, потому что нет противостояния. Не история любви. Точно. А история ненависти. Как мог появиться такой отец. Что мы все время разводим руками. И машем в направлении. Да еще и эта пошлая традиция "как бы разговаривать". Эта самая грубая и никчемная имитация. И зачем костюмы. Зачем это благолепие. И вычурность. Цвет и соцветия Возрождения тоже должны быть нынешними, сиюминутными. Неужели нельзя вытанцевать идею. И смыслы. На пустой сцене. И неужели нельзя слышать сердцебиение. Да, эти ребята прекрасны. В них молодость и совершенство. Совершенство, это правда, что касается тел и линий. Ясмин Нагди (Yasmine Naghdi) и Мэттью Болл (Matthew Ball). Они очень притягательны. Но это не голубая драма. Не любовный напиток. Нет здесь соплей. Мэтью же поразил потом "Лебединым". У Борна. Не верится, что вот эта вся роскошная публика в партере уже веками только от обтягивающих трико так вопиит. Не верится. Балет тоже уже показал как он может дышать. И как двигать собой сознание. Как может трудиться. И это - гигантский труд. Гигантский. И гигантская боль. И слезы. И человеческие драмы. Но здесь не должно быть тщеславия. Его переизбыток. Его, этого тщеславия, мертво-порождающего. Достаточно всегда смотреть только поклоны. Нет прыжка в сегодня. Есть извечная тяга во вчера. Было это пятьдесят лет назад. И что. Хореограф, это тот, кто слышит сейчас. И видит глаза вот этого исполнителя. И чувственность вот этой исполнительницы. И надо работать над мужеством. Над строгостью. Внутренней. На силой характера. Над силой любви. Над ее возможностью. Что Ясмин... да, можно назваться главной, но то, что лицом - чудовищно. Почему нет школы здесь актерской. Поверхностно. Как научили. Как привили. И это же молодые люди на сцене. Очень жетского и рационального поколения. Очень жесткого. И очень практичного. И другого. И из другой реальности. Нет тут цветков невинных. Что это за прижимание как в детском саду. Ни одной вот-сейчас-мизансцены. Это просто игра в некое воображаемое. Вот так нам кажется должно быть в "Ромео и Джульетте". Не так. А все наоборот. Мрачно. Дико. Воинственно. Это же гигантский бросок человеческий, чтобы вот так отважно броситься в объятия. И не отпускать их, когда все этому противится. И все против. Когда яд всегда под рукой. Смеетесь. Вы думаете потерять позолоту от этого. Лоск. Обожание. Деньги. Здесь не хватает жесткости. Большей жесткости. И большей дисциплины. Да, это безумно трудно простроить такие массовые сцены. Но очень фальшиво. Как бы. Вот там есть девочки, не солистки, они фрагментами очень попадали. Очень скупые лица. Без эмоций. Красивая обреченность. И простота. И это кровь, ребята. Это убийства. Это уличная вражда. И это страшно. И миф-то этот остается веками, потому что несмотря на. Вопреки. Вот этих замечательных ребят надо воспитывать. По-другому. И другой должен быть балет. И Ковент-Гарден. И Прокофьев другой. Он бы точно сейчас был другим. Мы читаем сегодня тему. Сегодня. Сегодняшним языком. У души нет нот. И у сердца нет партитуры. И трагедии не аплодируют. В правильных паузах. С корзинами цветов. Заранее приготовленными. Вот эта косность. Вот это нежелание нового. Нового. Важного. Актуального. С этими ребятами. И с этим задумчивым русским дирижером. И с этим залом. Многовековым. Как эталоном. Но не эталоном для тиражирования. А эталоном профессионализма. А это когда с самого начала, с чистого листа, с нуля. Всегда.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 09 июн 2020, 11:37

Хореография Джерома Роббинса. Постановка New York City Ballet. "Септет". Музыка Игоря Стравинского. Исполнители: Джошуа Андино-Ньето, Стивен Мелендес, Дон Гирлинг Милатин, Эрез Милатин, Аманда Трейбер. "Рондо ля минор". Музыка Вольфганга Амадея Моцарта. Исполнители: Аманда Трейбер и Елена Зальманн. "Концертино" Музыка Игоря Стравинского. Исполнители: Джошуа Андино-Ньето, Стивен Мелендес, Маю Огури. Постановка репертуара Роббинса: Питер Фрейм, Кира Николс, Кристин Редпат, Венди Уилан, Уильям Уитенер.

Авторские права - это страшно. И есть ли авторское право на мир. И почему вдруг хореографию далекого предка как выражение сегодняшнего. Или как скорбь. Ни как единовремененное и единосущное вчувствование сегодняшних сердцец и сегодняшних дыханий (Подзвучка - великолепно). И осязаемые звуки шагов. Пол как голос - чудо. Скрипы - блаженство. А если бы и сегодня заново, то заново было бы все. Или это просто линии в пространстве. И у кого они получаются безупречней. Геометрия. На голубом фоне. Но не в душе. Вот внешние данные этой девочки (Маю Огури). Так пойди и рисуй ее линию. И расцвечивай ее. Обогощай. И обоготворяй. Есть ее чувственность. И ее совершенство. А не исполнительство. Не интерпретация. И что тогда интерпретирует она. Не надо вдыхать воздух в горна. И заливать вино в меха. Мех из ее подобия. Медиумы ли? И это совершенство телесной природы ради чего тогда. Шаги - прекрасно. И дыхание. И лица. Но идут ли они внутри за собой. За протяженностью пространства. За воздухом. Насколько они чувствуют мир музыки и автора. И где та устремленность в неосвоенное и в невозможное. Почему благолепно. И почему нет антитезы красоте. Когда талантливо просто. Когда исполнитель исполняет. Когда он вбирает в себя все, что вокруг. И все, что внутри. Такое действенное начало не меня. И не Роббинса, который, может, и был гением, но для сцены сегодня это недостаточно. Недостаточно очень. Даже в виде экзерсиса.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Re: Танец

Сообщение admin 07 июн 2020, 15:41

Scramble (Cхватка). Постановка New York City Ballet. Хореограф - Мерс Каннингем (Merce Cunningham). Музыка - Toshi Ichiyanagi, Activities for Orchestra. Danspace at St. Mark’s Church.

Он даже не думал о сюжетности. И вдохновении. И подсознании. Он вычленял. Но красота все равно существует. Тела красота. И рамки существуют тоже. Как и черное с белым. И радикально-обворожительные танцовщицы (здесь). Или одна. В желтом (Giulia Faria). И поступь. Работающие части тела. Соприкосновение с землей. Как необходимый воздух. Шелест. Значит, он думал. Но там бьется сердце. И там живая кожа. И живое восприятие. То есть не чистый эксперимент. Не машина. И девочка эта мечтала танцевать. И у парня этого есть "почему здесь, а не там". И протяженность линии остается. И градус тела. И это как философствование внутри самих означающих. Без значимости выхода за пределы. Баланчин. И есть ли в этом человеческая обращеннность. И как быть. Мне очень интересно - что после. За техникой исполнения. И техникой интерпритации. Есть ли мысль внутри у исполнителя. И как она организуется. Не только вокруг цветов. И рамок не прикосновения.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27

Танец

Сообщение admin 07 июн 2020, 09:22

"Виолончелистка" (The Cellist). Постановка "Ковент-Гарден" (Лондон). Хореограф Кэти Марстон. Композитор Филип Фини. Сценарий Кэти Марстон и Эдвард Кемп. Художник-постановщик Хильдегард Бехтлер. Художник по костюмам Брегье ван Бален. Художник по свету Джон Кларк. Дирижер Андреа Молино. Оркестр Королевского театра. Исполнители: Лорен Катбертсон, Мэтью Болл, Марселино Самбе.

Культура линии. Культура внутреннего. Неизрасходованность и вожделенность. Как точно и как верно, когда так. Когда изысканность - результативность. Когда в движении - протяженность. Идея взаимодействия человека и инструмента. Призвания и женщины - хороша. Плохо, когда так очевидно выстраивается драматургия. Способность объяснить. И быть понятным. Не на уровне тонких миров, а даже почти слова. Это как называется? Чудовищное явление в балете. И самое разоблачающее постанвщика. Все эти папы и мамы - с укоризной. В парне этом (Marcelino Sambé) есть большее чем танец. И чем совершенная тело-организация. Это вдохновенно. И искренне. Высоко так. Когда не надо танцевать отношения. А сущность. Творчества. И притягательности искусством. И даже жертвенности. Он как-то всегда попадает собой. И даже в одиночестве в глубине сцены. Очень верно отстроенной под повествование (со световым росчерком особенно). И культура оркестра. Звучания. И пленительная культура самого театра. Его консерватизм по отношению к зрителю. Много-уважительном. Где степенность и респектабельность, но щедрость и открытость. Вот таким театром и сохраняется детство. Детство мира. И на сцене, и в зрительном зале. И конечно, превосходство и статус Артиста. Герой здесь.
admin
Администратор
 
Сообщений: 981
Зарегистрирован: 27 янв 2010, 05:27


Вернуться в Общий форум

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2